Криснож
Crysknife
Криснож Муад'Диба. Сделан по цитатам из книги.

    Нож, клинок которого изготавливался из цельного зуба гигантского песчаного червя, почитался фрименами словно высшая святыня. Обычай фрименов гласил, что тем из чужаков, прибывших с иных планет, кто видел это оружие, запрещено покидать Дюну без дозволения фрименов. (Ряд загадочных необъяснимых смертей, произошедших на планете, вполне мог стать следствием стремления сохранить незыблемость табу, установленных вышеуказанным обычаем.)
    Непосредственный объект такого почитания - достигавший двадцати сантиметров длиной молочно-белый клинок, который в сумерках производил впечатление светящегося, - зуб песчаного червя. Обитателям съетчей добыть зубы песчаных червей удавалось редко и единственным возможным способом - если случалось обнаружить останки мертвого существа: при удачной находке, фримены извлекали столько зубов, сколько группа была способна перенести в съетч без повреждений. В дальнейшем зубы проходили обряд освящения и уже после этого считались пригодными для крисножей.
    В мастерских съетчей изготавливали две разновидности крисножей: закрепленный и незакрепленный. Закрепленный нож можно было хранить неограниченный период времени; данного свойства клинка достигали, подвергнув материал серии воздействий электрическим током, который "фиксировал" электрическое поле клинка и поддерживал его неизменным. Незакрепленный нож оставался стабильным, только пребывая в постоянном контакте с живым человеческим телом; будучи лишенным воздействия электрического поля тела, клинок утрачивал свою прочность, и его распад полностью завершался в течении нескольких часов. (Именно последний тип этого оружия массово использовался фрименами, поскольку крайне нежелательным было, чтобы кто-либо имел возможность завладеть крисножом, обобрав трупы. Если же фримены видели неизбежность того, что их захватят в плен или убьют в схватке, то, находясь в столь безвыходной ситуации и не располагая временем, необходимым для распада клинков, воины раскалывали крисножи о ближайший достаточно твердый объект.)
    Крепление клинка к рукояти осуществлялось по образцу кинжала - тип длинного ножа, повсеместно распространенный в Империи, почти идентичный крисножу по параметру длины клинка. Основное их отличие состояло в степени защищенности удерживающей нож руки: кинжалы, как правило, могли похвастаться внушительной гардой, тогда как криснож слабо прикрывал руку бойца лишь выступающей кромкой круглой рукояти в месте её соединения с клинком. Большинство специалистов полагает: изначально крисножи были сконструированы специально так, чтобы имитировать кинжал, с которым фримены успели хорошо ознакомиться за время многих поколений службы их предков Империи. Последующие изменения, включая исчезновение гарды, происходили приблизительно тогда же, когда криснож начал восприниматься как действительно уникальные оружие, и перестал быть только лишь местной имитацией инопланетного ножа.
    Вокруг крисножа сложилась обширная мифология. Фримены дорожили своим оружием и проявляли по отношению к нему особую заботу - криснож всячески оберегали от вреда, порой, не щадя собственной жизни. Клинок нарекался именем, хранившимся в строжайшей тайне, в том числе от ближайших соратников по отряду. Обнаженный клинок нельзя было вложить обратно в ножны до тех пор, пока его не оросили кровью, даже если для этого хозяину крисножа придется пролить кровь собственного тела; поступить иначе - значило бы оскорбить Шаи-Хулуда и подвергнуться риску навлечь Его гнев на весь народ фрименов. Острие, полость которого ранее являлась каналом зубного нерва, обычно содержало небольшое количество самого смертельного среди доступных фрименам яда (чаще всего - смеси, полученные из различных видов местных пустынных растений), и поэтому фримены старались избегать убийства уважаемых противников острием: ведь яд рассматривался как орудие, более подобающее для умерщвления животных, нежели чем людей. После смерти его хозяина обхождение с крисножом оставалось по-прежнему исключительным и разительно отличалось от того, как обращались с остальным имуществом. Племя возвращало себе воду тела покойного, и рукоять крисножа была той единственной вещью, которую относили на Погребальную Равнину для обряда "захоронения". Отклонения от норм обычая допускались только при условии, если клинок раскололся в бою, т.к. - согласно суевериям фрименов - это служило знаком того, что человек каким-то образом прогневил Шаи-Хулуда, и Старик Пустыни отомстил, забрав из зуба-клинка всю силу.
Криснож из Энциклопедии Дюны
    С крисножами связанны и многие памятные исторические события. Так, например, фримены впервые признали Пола Муад’Диба Атрейдеса как "своего", когда Шэдаут Мэйпс испытала его мать, леди Джессику, и сочла её достойной того, чтобы владеть крисножом. Подлинный Данкан Айдахо тоже проявил себя с лучшей стороны в съетче Стилгара, за что и удостоился чести обладать священным клинком.
    Однако, справедливым будет сказать, что наибольший исторический интерес представляет, бесспорно, клинок, венчавший собой криснож Муад’Диба. Когда же первый Император Атрейдес, скрывавшийся под обликом Проповедника, был убит, его криснож перешел к сыну. В течение столетий, прошедших с той поры, Лето II использовал клинок в церемониальных целях, кульминационной точкой чего и стал Сиайнок. Кроме того, Бог-Император контролировал распределение тех немногих ножей, которые все еще сохранились вплоть до последних веков правления Лето II, а его музейные фримены исполняли с этими ножами древние ритуалы, пребывая в полном неведении относительно настоящих причин своего занятия. Тот факт, что один из них скопировал нож для продажи Сионе Атрейдес, демонстрирует деградацию традиций: ни один истинный фримен не позволил бы себе совершить подобный проступок ради чего бы то ни было, и уж тем более - ради корыстной выгоды. Таким образом, криснож Муад’Диба можно рассматривать как последний в своём роде: он принадлежал тому, кто чтил обычаи, мифы и легенды, выделявшие крисножи среди более распространенного и менее сакрального оружия.
    И хотя древние фримены вряд ли одобрили бы то применение, которое Бог-Император нашел оружию их вождя, но, тем не менее, они, вне всяких сомнений, одобрили бы степень преклонения перед этим крисножом и глубину окружавшего его благоговения.

См. также:
Атрейдес, Лето II;
Атрейдес, Пол Муад'Диб;
Шаи-Хулуд;
Шэдаут Мейпс;
Дункан Айдахо;
Джанет Осло, Фримены: Реальность и Вымысел (Салуса Секундус: Морган и Шарак);
Дайвид Кууан, Памятники странствия Дзенсуннитов (Салуса Секундус: Морган и Шарак);
Дефа Эль-Фанини, Тадж Эль-Фримен, 12т. (Салуса Секундус: Морган и Шарак).

Перевод статьи - ksotar
Редактор - pReMкN
Все материалы от "Дюна: Пряный мир", 2004 ©.


Rambler's Top100